Ладожская мозаика

Ладожская мозаика

 

— Так надо! Так правильно! — донёсся мужской голос издалека.

Девушка загребла веслом быстрее. Байдарочники всё равно гребли не в такт, но весело и бодро. Почти штиль. В таком состоянии морская гладь прекрасный связной: по воде легко передаются голоса, довольно четко и на большое расстояние. Через ладожские шхеры, состоящие из оснований  древнейших вулканов и гор, сквозь поющий камыш, выстлана дорога к полному загадок и легенд острову Монтоссаари. Кстати, истоки слова шхеры – скандинавские, древние викинги называли скалу у моря “sker”.

Неподалеку раскиданы острова с забавными именами: Волчья лапа, Огурец, Малыш. Такие места – сплошная поэзия, так и заманивают к себе своей живописной и сказочной атмосферой. Это рай для романтиков, творчески настроенных личностей и тех, кто ищет уединенного отдыха в царстве белокаменных скал и колоритных лесов. Здесь не всегда бывает людно – велики шансы на некоторое время захватить во владения целый остров. Иногда можно заметить на первый взгляд  странные, ничем незаросшие проплешины. Это места финских поселений, которые располагались здесь до Второй Мировой войны.

По берегам островов возлегают гладкие, отполированные ледниками, каменные глыбы. Гранитные скалы местами покрыты полотном из мягкого, пушистого, будто снежного мха. Однако, прогуливась, лучше быть осторожным – он может оказаться неожиданно скользким.

Прямо по курсу совсем маленький островок. Плыть мимо него нужно тихо, едва крадучись. А всё потому, что этот едва заметный бережочек — настоящая крепость, дом крачек, и уже издалека лодочники под прицелом пернатых дозорных. Подплывешь чуть ближе — в стае начинаются волнения: сначала осторожные переговоры друг с другом, а когда опасный объект подойдёт ещё ближе, то крачки непременно обложат его “ругательными” криками. Если путник  и тут окажется несообразительным и не захочет внять предостережениям, то жди атаки. Пожалуй, не стоит здесь задерживаться — оставляем пернатую крепость в покое и аккуратно проплываем мимо.

“Эге-геей!” — слышатся впереди возбужденно-радостные крики. Навстречу байдарке стремительно мчится катер, явно намекая на морскую баталию. Но байдарка имеет свои приемущества: чуть прибавив ходу, она ловко уворачивается от преследователей. “Мы ещё вернемся!” — радостно обещает вдгонку экипаж катера и под общий смех скрывается из виду, оставив на прощанье увесистую волну.

Красота Ладоги сурова и непредсказуема. Погода здесь может стремительно измениться в считанные секунды. Только что вода была совершенно спокойна, но вот пошла волна, потом ещё одна, следом ещё — уже более настойчивая… Небо наливается свинцом. Грядёт шторм, а здешние бури  часто сравнивают с океанскими. Поворачиваем к берегу.

 

***

В лагере, на берегу, отчетливо слышались звонкие детские голоса и громкие всплески воды — взрослые организовали детям импровзированные соревнования по плаванию.

Послышался голос наблюдающего: “Да он же устал, он не сможет проплыть! Хватит с него!” Но через секунду  — снова громкое “бултых!”, следом — радостные возгласы и бурная череда оваций. Юный спортсмен вскарабкивается на берег и победно падает ничком на лавочку.

 

— А-ну, куда?! — темноволосая молодая девушка встала из-за стола и подбежала к ребенку. Маленькая Ярослава крепко вцепилась в деревянную лестницу, пытаясь взобраться наверх. Там, в неизведанных чертогах таится что-то интересное. Совсем другое. Не такое, как здесь, внизу.

— Слезь! – приказала мать и ,приложив силу, оторвала чадо от лестницы. Девочка вцепилась взглядом в недостижимую дверцу чердака и, скорчив недовольную гримасу, разрыдалась.

Где-то рядом раздались звуки гитары. Девушка с ребенком вышли во двор. У входа в палаточный дом, на бревне, сидел старик с длинной серебряной бородой и под гитару насвистывал какую-то мелодию. Девочка вопросительно посмотрела на маму и довольно заулыбалась, тут же позабыв о вожделенном чердаке.

Жители стоянки неспешно занимались своими делами. Мимо проходящий крепкий мужчина с бревном скинул свою ношу рядом со стариком.

— Как там в лесу, Санёк? Много ли грибов?

— Нет, но вот дождь сейчас пройдёт… — недоговорив, Санёк задумчиво уставился на бревна, разбросанные по всей площадке.

— Дождь — это хорошо, дооождь — это прекрааасно… — протянул старик и снова забренчал на гитаре.

Санёк презрительно фыркнул и принялся наводить порядок.

 

Ладога крепко обнимала берег стальными волнами. Хмурое небо разразилось огненными стрелами и щедрым дождем. Задержавшиеся лодки изо всех сил боролись с ветром, пытаясь быстрее причалить к берегу. В лагере началась суета. Рыжеволосая девушка ловко срывала бельё с верёвок, но еле удержалась на ногах, споткнувшись о пробегающую наперерез кошку.

— Да что же такое! Мася!

Мокрый облезлый комок злобно сверкнул глазом и скрылся в первой попавшейся палатке. Дети под руководством Санька натягивали тент над дровами. Ладожцы быстро закончили свои дела и разбежались по укрытиям. Воздух стал насыщеннее – стоянку постепенно заполняло свежее, терпкое дыхание леса.

Ливень стих быстро. Водная гладь заполыхала красками отходящего ко сну солнца — время песен у костра, душевных разговоров и тихих прогулок по берегу…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *